Проклятие Всех Путей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятие Всех Путей » Облачные Глубины » С красавицей в горах


С красавицей в горах

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Краткое описание: знакомство молодого господина Цзинь с девой Цинь Су
Место: горная тропинка у Стены Послушания
Участники: Цинь Су, Цзысюань
Доступ: по договоренности

0

2

Ноги сами принесли его к Стене Послушания. Цзысюань даже не помнил, какой дорогой дошел до оплота незыблемых правил и добропорядочности Облачных Глубин. В это тихое и уединенное место он хотел привести деву Цзян, чтобы побыть с ней вместе, вдалеке от любопытных взглядов, а в итоге стоял тут один.
По-хорошему, сразу после разговора с главой ордена Не надо было найти отца и поговорить с ним, но Цзысюань оттягивал этот момент, так как ему нужно было подумать.
Он стоял, запрокинув голову, и выхватывал взглядом отдельные иероглифы. Правила на стене запрещали распутничать, быстро бегать, потворствовать собственным слабостям, намеренно создавать проблемы и бессмысленно спорить…
Он задумчиво начертил носком сапога широкую линию на земле. Поверх нее легла вторая извилистая линия. Как поддержать предложенное Не Минцзуэ, сделать то, что считаешь верным, и при этом не пойти против воли родного отца?
На песке появилась третья линия, перечеркивающая две предыдущие.
Цзысюань замер и прислушался. Ветка хрустнула под ногой. Кажется, кто-то так же как он решил прогуляться к Стене Послушания.

+1

3

Дни в дороге от Ланьлина до Гусу пролетели стремительно: госпожа Цзинь спешила изо всех сил, и хоть женщинам не приличествовали полеты на мечах, кажется, что по земле они добрались быстрее, чем по воздуху. В пути дева Цин то плакала, то занимала руки и мысли вышивкой - а в трясущейся повозке попасть иголкой не то что в нужное место, хотя бы в пяльцы, было нелегкой задачей, и тут уже становилось не до слез. Дорога кончилась как-то внезапно, белый туман, такой необычный для лета, успокаивал и убаюкивал, пахло османтусом и хвоей. Облачные глубины воплощали собой надежду, подобно фениксу, поднимаясь из пепла. Будет ли так же и в Цин? Узор политических хитросплетений был книгой, которую Цин Су не умела прочесть, странные взгляды госпожи Цзинь и случайные оговорки брата смутно тревожили ее сердце, но она упрямо продолжала думать, что те, кто старше и мудрее, непременно решат все проблемы - весна сменяет зиму, утро - ночь, на сухих ветвях вновь появляются листья и цветы, и так же уходит любая беда. Не может не уйти.
Госпожа Цзинь поспешила к супругу, брат последовал за ней, дева Ло встретила знакомых адептов - в Облачных глубинах было неожиданно людно, а ведь это место представлялось Цин Су печальным, красивым, как выписанный тушью пейзаж, и уединенным. Уединения не находилось, в красивом бело-голубом павильоне только-только прошел совет, те, кто не был туда допущен, галдели и обсуждали то, что успели услышать, додумать и вообразить, кто-то искал кого-то, чтобы успеть сказать множество важных вещей, не терпящих отлагательства, и девушка сама не заметила, как шаг за шагом ушла далеко, туда, где было слышно птиц и журчание воды, а не людей.
...видимо, теряться в красивых местах было как-то написано на карме девы Цин. Здесь, правда, это вовсе не тревожило ее. Она провела полчаса у прудика, любуясь игрой серебристых карпов кои, успела поплакать и там, но здесь слезы наконец-то подарили ей облегчение, и вот дорожка из крупных серых камней привела Цин Су к огромной Стене правил с бесконечными столбиками строгих даже на вид надписей. Она замерла - Стена подавляла - заметила через секунду, что не одна здесь...
- Ой! - покрасневшие от слез глаза и наверняка припухший нос пришлось стремительно спрятать за веером. - Дева Цин просит прощения, что нарушила уединение молодого господина!..

+2

4

Во время обучения в Облачных Глубинах он не видел ни одной заклинательницы ордена Гусу Лань, которые обучались отдельно в женской половине монастыря, и первым делом подумал, что случайно столкнулся с одной из их адепток, но быстро понял, что ошибся. Цвета ханьфу девушки указывали на то, что незнакомка принадлежит к тому самому вассальному клану, древние перья, попрятанные по сокровищницам которого, они буквально час назад обсуждали с главой Не…
Хоть девушка и скрыла лицо за веером, он успел мельком увидеть следы слез, и на какое-то мгновение замер, поддавшись трусливому порыву сбежать. Женский слезы его пугали, а уж неловкая ситуация, в которой он случайным образом нарушил уединение девушки, которая, возможно, хотела одиночества именно для того, чтобы выплакаться в дали от любопытных глаз, вводила в ступор.

-Это мне в пору просить прощения, молодая госпожа, а вовсе не вам, - его слова были полны искренности и произнесены вовсе не для того, чтобы ответить подобающей для ситуации фразой. Он поклонился.

-Вас кто-то посмел обидеть? – Цзысюань сперва брякнул, движимый естественным порывом защитить юную красавицу, попавшую в беду, а потом только подумал, что вопрос этот неуместен и слишком дерзок для того, кто даже не назвал своего имени, и попытался исправить ситуацию.

-Меня зовут Цзинь Цзысюань, молодая госпожа.

+2

5

- Молодой господин Цзинь! - Цин Су стало окончательно неловко - наверное, совсем не так госпожа Цзинь видела ее знакомство со своим драгоценным сыном: лицо не выбелено, одежда в беспорядке после долгой дороги, прическа наверняка растрепалась... На самом деле дева Цин выглядело премило, а мужские взгляды редко бывают достаточно придирчивы, чтобы распознать мелкие недостатки, которые никогда не простят и не забудут женщины, имеющие привычку соревноваться в безупречности красоты. Девушка заправила за ухо капризную вьющуюся прядь волос и осторожно выглянула из-за веера. Слезы забылись, взгляд черных глаз блестел искренним любопытством. - Дева Цин не стоит вашего беспокойства! Юншень настолько прекрасен и благостен, что здесь и помыслить нельзя о том, что кто-либо может таить или явить недобрые намерения. Но от этого умиротворения щемит сердце - кажется, только здесь оно и осталось, - слова не желали складываться в гладкие напевные фразы, ласковые, как выгибающаяся кошачья спина. Цин Су вздохнула, недовольная собой. Некстати вспомнилась и недавняя встреча в саду, закончившаяся для девушки ужасным позором - глава ордена был так добр, что не рассказал о том случае госпоже, но все же... - А вы здесь уже давно? - если не выходит изысканность, стоит прибегнуть к непосредственности. - Мы так долго ждали вас в Ланьлине, но пришли письма и заставили отправиться в путь. Цин Су надеется, что с молодым господином все в порядке и его дни были легки и безмятежны? - конечно же, нет, но разве подобает деве предполагать иное о столь смелом и достойном юноше?
Веер и наигранная стыдливость мешали как следует рассмотреть Цзинь Цзысюаня, к тому же он стоял так, что солнце светило ему в спину, но высокий силуэт был строен и изящен, а золотистое сияние очерчивало благородный абрис лица и острую скулу. Госпожа, верно, стала бы сокрушаться, что ее сын похудел за то время, что провел не дома. Цин Су же пыталась придумать, как бы так обойти Цзысюаня, чтобы стало видно больше.
- Молодой господин Цзинь ведь уже бывал в Облачных глубинах? Эта дева успела увидеть пруды с карпами и магнолиевую рощу, и ей совсем не хочется возвращаться туда, где так шумно и мужчины говорят о важных и сложных вещах. Может быть, молодой господин тоже устал от суеты и хочет прогуляться? - предложение было бесстыдным настолько, насколько это возможно, и Цин Су почувствовала, что краснеет. Но... вдруг потом не будет уже вообще никаких прогулок и прудов?

+2

6

Цзысюаня снесло водопадом слов и выбило из колеи. Он предпринял несколько попыток заговорить, но каждая из них закончилась ничем, так как деву Цин не представлялось возможным перебить и вклиниться в стремительный поток ее речей. Вопросы с ее губ сыпались один за другим, но было впечатление, что девушка вовсе не желает услышать ответы.
Все что он мог – это стоять и думать о том, что губы у нее словно малиновое повидло. Яркие и пухлые. Больше он не успел рассмотреть, так как дева вновь закрыла лицо веером. Он тихо порадовался, что дева передумала рыдать, и так увлеченно болтала про магноливую рощу, что Цзысюаню тут же захотелось ее туда сопроводить.

-Если вы не устали, то я с большой радостью составлю вам компанию для прогулки, дева Цин, - Цзысюань улыбнулся, кивнув в сторону тропки, что уводила прочь от Стены Послушания, - хотя, полагаю, этим мы нарушим две тысячи тридцать пятое правило Облачных Глубин.

Он стер сапогом начатую им схему на земле и подошел к девушке, тем самым перестав стоять против солнца. Цзысюань все еще был одет в простое дорожное платье, и не успевшие отрасти волосы были забраны в высокий пучок. После воспитательного лагеря все еще было нечего распускать по плечам и украшать нефритовыми шпильками.

-И пока мы гуляем, я постараюсь ответить на все ваши вопросы и ничего не забыть, дева Цин. Дальше, вверх по тропе открываются красивые виды на город Гусу. Надеюсь, что вы оцените их. Я учился здесь, и пару раз ходил туда с другом. Пойдемте.

Он повел девушку к обещанным видам, стараясь подстроиться под ее шаг, чтобы не заставлять спешить.

-Мне искренне жаль, что я вновь обеспокоил матушку и заставил ее волноваться из-за моего долгого отсутствия. Но улетая, я не знал, что и вы прибудете в Башню Кои и будете вместе с госпожой Цзинь волноваться из-за меня. Надеюсь, вы не заскучали, гуляя по пионовым садам. Конечно же, матушка хотела бы, чтобы я вам их показал, но получилось все так, как получилось… Покажу вам хотя бы сосновый лес и горы. Надеюсь, что этим хоть немного искуплю перед вами свою вину, дева Цин. В Облачные Глубины я прилетел лишь вчера, а до этого был в Нечистой Юдоли. Хотел сразу отправиться в Ланьлин, но мне рассказали про Совет кланов, и поэтому выбор сделан в его пользу. Я полагаю, что не ошибусь, предположив, что вы прибыли на совет ни одна, а вместе с моей матушкой?

+3

7

- Молодой господин Цзинь прав, я здесь сопровождаю госпожу Цзинь, - Цин Су вздохнула и попыталась сдуть в лица вернувшуюся непослушную прядь. Настоящая беседа с наследником великого ордена после всех потрясений давалась тяжело, собственное кокетство казалось неискренним, и почему-то Цзинь Цзысюань, такой вежливый, но безыскуссный и настоящий в этом, смотрящий ясно и прямо, как будто толкал на то же самое. Девушка закрыла веер, улыбнулась быстро и грустно. - Из Цин пришло письмо. Туда явились войска Цишань Вэнь и... вот. Все мы оказались здесь. Мой старший брат тоже. И дева Ло. Вы же с ними обоими знакомы? Все, кто вас знает, много о вас говорят. Цин Су немного завидовала...
Среди сосен гулял ветер, похожий голосом на звук закипающей воды или на далекий гул толстой шелковой струны на цине.
- Птиц совсем не слышно. Странно, да? Интересно, скоро они возвращаются после пожара? - дева Цин помолчала секунду, что для нее, пожалуй, было едва ли не подвигом. - Прошу прощения у молодого господина. Если он сочтет, что этой деве уместнее скромно молчать или весело болтать, Цин Су перестанет говорить о серьезных вещах. Но это... будто бы важно для всех, также и для вас?

+4

8

Су Цин перестала прятаться за веером, и Цзысюань понял, что не смог бы назвать ее миловидной, потому что девушка оказалась настоящей красавицей. Совершенную красоту ее лица не портили даже недавно пролитые слезы. Идеальные черты, нежная кожа, покрывшаяся легким румянцем от того, что они поднимались в гору, будто бы созданные специально для поцелуев нежные лепестки девичьих губ, и непослушная вьющаяся прядка, выбивающаяся из копны густых волос, убранных в какую-то хитрую прическу, особенно притягивала взгляд. Цзысюань влюбился бы на месте, если бы уже не был влюблен.

-Значит, ваши слезы, дева Цин, были вызваны вовсе не горами и воздухом Облачных Глубин. В вашем доме случилась беда.

Цзысюань непроизвольно сжал пальцы в кулак, останавливаясь на тропинке и поворачиваясь всем корпусом к девушке. С огнем и мечом явились не к Башне Кои, но к их давним соседям и друзьям. Поперек горла встал горький ком, будто бы он наглотался дыма во время пожара. Была ли в письме информация о людских потерях? Что стало с родителями и домашними девушки? Надо было спросить, но у него сейчас язык не поворачивался.

-Примите мои соболезнования. Вы правы, что это важно для всех нас сейчас, дева Цин. И вы тоже можете говорить о серьезных вещах, если сами того захотите.

Он замолчал, смотря в лицо девушки и собираясь с мыслями. Слова утешения не шли на ум. Как можно было говорить о том, что все будет хорошо, и можно не бояться, когда и сам не уверен в своих словах.

-Дева Цин, мне кажется, что у Стены Послушания нас с вами свел какой-то рок или провидение. Мы с вами не были знакомы, но уже успели наслушаться друг о друге из рассказов других людей. И вот еще одно совпадение. Я думал, как и когда смогу отправиться в поместье Цин по одному важному делу, до того, как вы вышли на тропинку. Могу ли я попросить вас о помощи, дева Цин?

+2

9

Цин Су не привыкла, чтобы с ней говорили о серьезных вещах: какие бы вопросы ни решали мужчины, дева должна улыбаться, наливать чай, играть на пипе или гучжэне, вышивать в ожидании возвращения отца, брата или мужа - смотря кто из них в это время наиболее занят. Так учила ее мать. Просьба о помощи, такая неожиданная, оказалась в первую очередь лестной. Дева Цин улыбнулась, забыв о слезах и печалях.

- Цин Су думает, что лучшее утешение или поддержка - это подарить другому дело, в котором он может оказаться полезен. Ведь самое страшное, что поселяется в наших душах в час беды, это беспомощность. Цин Су будет рада предложить любую помощь молодому господину Цзинь! - она говорила горячо и искренне, но девушка оставалась девушкой, и героический порыв завершился кокетливым взмахом ресниц. - А что именно вам обо мне говорили, молодой господин?

+2

10

Цзысюань улыбнулся в ответ. Губы сами сложились улыбку. Дева Цин дала серьезное согласие вслепую ввязаться в авантюру, но тут же приправила ее девичьим кокетством, сбив его с сурового настроя. Ресницы у девушки были длинные и черные, так и хотелось прикоснуться пальцем, чтобы проверить – это свои такие или подкрашенные сурьмой. Впрочем, она ведь плакала, значит, свои такие длиннющие.

-Пойдемте, молодая госпожа, тут немного до видов осталось. – Пересказывать Цин Су то, что он о ней слышал, глядя в лицо, было неловко, поэтому Цзысюань пошел вверх по тропе.

-О вас говорили, что вы хороши собой, обучены всем искусствам и чисты душой. Хвалили ваше умение вышивать и нежный голос. Еще я слышал, что вы талантливая танцовщица.

Цзысюань решил не рассказывать, что при этом про Цин Су было сказано, что она как единственная дочь своего отца – капризна и избалована. Взбалмошная красотка, которая принесет много горя тому, кто станет ее мужем, потому что на нее будут заглядываться все мужчины.
Они наконец поднялись на вершину, и из-за сосен открылся вид на лежавший у подножья гор город Гусу. Не к месту ему вспомнилось, что если подняться еще выше, то там будет площадка на скале, где давным-давно они с Мэн Яо устроили дурацкую дуэль, а Чин все вмешивалась, боясь, что они друг друга поубивают.

-Дева Цин, моя просьба о помощи заключается вот в чем. Я слышал, что среди семейных сокровищ и артефактов семейства Цин есть один древний и легендарный. Некое перо волшебной птицы, на котором ко всему прочему лежит проклятье. Скажите, это правда или лишь досужие слухи? Доводилось ли вам видеть нечто подобное в поместье? Так получилось, что сейчас мы все ищем это… перо. Я хочу слетать в ваши земли. И если буду знать, что и где искать, то в этих поисках будет больше смысла. Пока у нас так мало информации, что мне кажется, что проще отыскать иголку в сене. Честно признаться, я не уверен, что этот артефакт-перо вообще существует…

+2

11

- О, молодой господин, верно, говорит о пере волшебной птицы луань-няо! - оживленно воскликнула Цин Су, про себя очень волновавшаяся, что на самом деле не сможет быть полезной наследнику Цзинь. - Эту птицу можно встретить лишь в мирное время и, говорят, последняя погибла, еще когда на небе сияли десять солнц. Всебесцветное перо, в котором можно увидеть любые оттенки цвета и света, хранит самое прекрасное, что есть в мире. Птица луань-няо становится женой императорского феникса фэн-хуана, и это единственная форма сочетания воды и огня, которая может существовать долго без того, чтобы две стихии не уничтожали друг друга. В храме предков у нас дома есть изображение двух этих птиц. Считается, что основатель клана Цин был рожден от их союза, но полюбил людей настолько, что решил связать жизнь с ними и защищать их от того, что прячется в ночных тенях, - дева Цин покачала головой - видимо, ей больше понравилась бы романтичная версия этой истории. - Мать Цин Баожэня, так его звали, отпуская дитя в мир людей, подарила ему свое перо. У нас в семье говорили, что перо может даться в руки тому, кто чист душой и действительно будет в нем нуждаться. Несколько раз перо действительно являлось, когда о том просили. Для этого нужно провести ритуал в храме предков, и я, и брат, знаем его, ему учат в нашей семье с самого детства... Так что я полечу с вами! Потому что молодой господин ужасно занят и имеет много забот, совсем не зачем ему отягощать свою память всеми этими поклонами и фразами, - Цин Су улыбнулась хитро.

+2

12

Цзысюань испытывал сомнения по поводу чистоты души, но был совершенно уверен, что в этом пере они все действительно нуждаются. Они нуждались в этом перышке настолько, что он даже не стал задумываться о том, насколько сказочно звучит эта легенда.
Тем более, что дева Цин так вдохновенно вещала ему про любовь феникса и волшебной птички, связи двух стихий - огня и воды, что он в какой-то момент просто заслушался, любуясь лицом девушки и ее алыми губами. И еще этот локон все наровивший выбиться из прически так и притягивал к себе взгляд будто сладкой патокой... Все-таки она была чертовски хороша. Если бы ему про союз, перья и поклоны вещал тот же Не Минцзуэ, то он отнесся бы более критично к его рассказу.
Цзысюань коротко поклонился девушке, сложив в положенном жесте руки, а потом улыбнулся в ответ на ее кокетливое трепыхание ресниц.

-Если дева Цин готова оказать мне помощь и полететь со мной, то разве могу я ответить отказом? Буду рад и безмерно благодарен, если вы сами проведете нужный ритуал.

Он прервался и уже серьезно посмотрел на девушку.

-Только если проведение этого ритуала никак не связано с проклятьем и безопасно для вас, дева Цин. Вашей семье известно что-то о том, что использование этого артефакта может навредить?

+2

13

- Правда? Вы возьмете меня с собой? - просияла Цин Су. Она вовсе не рассчитывала так легко получить согласие - обычно такие просьбы тут же клеймили легкомысленными, ей объясняли, что благовоспитанная дева должна проводить время дома за вышиванием, ни в коем случае не подвергать себя опасности, дабы не волновать родителей и прочих родственников, и ни в коем случае не вмешиваться в дела мужчин. - То есть я хотела сказать, Цин Су благодарна молодому господину Цзинь за доверие и готовность обременить себя ее обществом, - поправилась она, уже слыша в своем воображении занудные упреки матушки. - Навредить... - девушка задумчиво цокнула языком и прижала к губам сложенный веер. - Об этом пере всегда говорили, как о величайшем даре и благословении нашей семьи. Оно бережет от бед и проклятий, и... - Цин Су вспомнила важную часть истории и покраснела, не решаясь сказать вслух то важное, что было известно в их роду о волшебном пере птицы луань-няо - говорили, их род был обречен на кровосмешение, так проклял его брат супруги первого из Цин, не желая отпускать сестру замуж, и дар всебесцветной птицы в том числе отвращал от многих поколений семьи Цин это проклятие... - И ничего плохого оно сделать не может! - решительно закончила девушка, сочтя эти неприличные подробности совершенно излишними.

+2

14

Цзысюаню закралась в голову мысль, что ему чего-то не договаривают и намеренно утаивают, хлопая своими бесконечными ресницами, но он отмахнулся от этой мысли как от незначительной. Раз ничего плохого от драгоценного пера не произойдет, по заверениям прекрасной девы, значит, так и будет. Тем более, что Цин Су смотрела так, что тут же хотелось совместо с ней попасть в ситуацию смертельной опасности, чтобы погеройствовать и девушку спасти. В общем, под воздействием кокетливой улыбки Цзысюань распустил павлиний хвост, бессознательно начав красоваться.

-Да, я возьму вас с собой, так как без вашей помощи я не справлюсь, молодая госпожа. И я обещаю, что приложу все усилия, чтобы с вами ничего плохого не случилось. Прошу мне поверить, дева Цин. И тогда, как только мы вернемся в Ланьлин, то незамедлительно отправимся в ваше поместье. Вы же понимаете, что... эта авантюра пока должна оставаться в тайне? Особенно от матушки...

На лице Цзысюаня появилось бесконечно виноватое выражение. Опять он собирался расстроить госпожу Цзинь своим непослушным поведением, да еще и втягивал в это все девушку, которая была матушкиной гостей и находилась под ее опекой.

-Вы умеете летать на мече, дева Цин?

Чтобы отвлечься от мысли, что собирается совершить поступок, за который потом будет стыдно, Цзысюань переключился на более насущные и практические вопросы, не забывая любоваться нежным румянцем на щечках Цин Су.

+1

15

- О! Конечно, я сохраню наш разговор в тайне, молодой господин Цзинь! - Цин Су прекрасно понимала, что родители (и старшие братья тоже!) часто бывают слишком строги и слишком же заботливы, а какие-то по-настоящему важные вещи им просто невозможно объяснить. Дева Цин снова открыла веер - из-за него разглядывать молодого господина, только что покорившего ее сердце оказанным доверием, было гораздо удобнее и как-то спокойнее. Цзинь Цзысюань был, как и полагается наследнику великого ордена, красив благородной красотой, лишенной изъянов или следов дурного характера, смотрел гордо и решительно, хмурился серьезно, а улыбался искренне. Казалось бы, о чем лучшем мечтать юной деве? - Будет ли дерзостью спросить у молодого господина Цзинь, зачем ему нужно волшебное перо? Цин Су не посвящают в секреты начинающейся войны, а неведение так тревожно! - девушка в очередной раз взмахнула ресницами и протянула руку, чтобы поймать на ладонь будто нарочно спорхнувший с дерева цветок бугенвелеи - и откуда она только взялась здесь среди сосен? Ярко-розовое соцветие напоминало тончайший шелк. Цин Су улыбнулась и, убирая не дающую Цзысюаню покоя прядь волос, украсила цветком прическу. - И, может быть, молодой господин расскажет, как ему удалось вернуть Суйхуа? Говорили, мечи наследников великих орденов остались в Безночном городе. Наверное, это было очень сложно и опасно?

+2

16

Между чернильными прядями волос, сплетенными в сложный узел, и отворотом ханьфу была видна полоска незащищенной кожи, к которой Цзысюань прилипал взглядом стоило ему перестать пялиться на кокетливый локон красавицы, касающийся щеки под порывами ветра.
Разве могло быть зрелище более прекрасное чем белоснежная шея юной девы? Оказалось, что очень даже может, когда Цин Су как по волшебству удалось достать из воздуха яркий цветок и воткнуть его в прическу. Красное на черном.
Деву Цин хотелось рисовать углем на выбеленной бумаге, хоть он и не умел. Мягкие линии лица, нежные яркие губы, росчерки - тени ресниц на щеках.
Прежде чем ответить на вопрос, Цзысюань кашлянул, прочищая горло.

-Это перо нужно мне, чтобы проверить весьма громкое предположение главы ордена Не о том, что этот артефакт сможет стать полезным оружием в разгорающейся войне, дева Цин.

Хотел бы он рассказать что-то более определенное и подробное - взгляд черных глаз из-за веера располагал продать душу, не то что какую-то военную тайну. Но, увы, Цзысюань просто не знал, куда это перо можно даже гипотетически засунуть, чтобы оно и в самом сыграло против верховного заклинателя.

-Я возвращал Суйхуа не один. Это была совместная вылазка, в которой участвовали адепты четырех великих орденов и свободные заклинатели. Глава Лань и глава Цзян проявили себя как настоящие герои. И не только они, хоть и не обошлось без сюрпризов... Нам удалось пробраться в Безночный город через подземные ходы и забрать наши мечи. Хотел бы я сказать, что мы сделали все тайно и не попались, но, увы, это не так. Пришлось биться с воинами вэнь.

Цзысюань ласковыми пальцами прикоснулся к ножнам Суйхуа и улыбнулся солнечной улыбкой. Возвращение духовного оружия, с которым они были в столь долгой разлуке, ощущалось почти как долгожданная встреча с любимой женщиной.

-Вы не ответили на мой вопрос, дева Цин. Вы летаете на мече?

+2

17

- О, молодой господин рассказывает такие увлекательные и невероятные вещи! Как хорошо, что вы остались целы и невредимы! И к тому же вернулись с победой! - Цзинь Цзысюаню несказанно шло выглядеть рыцарем и победителем. Наверное, за спиной судачили о его надменности как раз за этот взгляд чуть свысока и горделивую осанку, но по мнению Цин Су скромность и непритязательность вовсе не красили молодых господ. Мужчина должен вызывать восхищение, иначе что от него вообще толку?

Первый раз Цин Су забыла ответить важный вопрос о мече совершенно не намеренно - в обществе заклинателей ее огорчала и смущала собственная полная бесполезность, и девушка успешно научилась попросту не думать о ней. Второй раз тот же фокус уже не удался, она досадливо закусила губу - вот сейчас ей снова скажут, что придется остаться дома... вернее, даже не дома, а в Благоуханном дворце... и терпеливо ждать, когда молодой господин вернется с новой победой.

- Цин Су... совсем не владеет заклинательскими техниками, - проговорила она куда-то в сторону, отведя взгляд. - Но я не стану обузой для молодого господина! Я прекрасно езжу верхом и дева Ло даже научила меня стрелять из лука! - успехи в лучной практике были весьма посредственными, а близорукость, которую Цин Су тщательно скрывала, не способствовала попаданию в мишень, но нужно было сказать хоть что-то! - Пожалуйста, возьмите меня с собой! - умоляюще закончила девушка. - Я так хочу сделать что-нибудь полезное! - в порыве искренности она протянула руку и коснулась рукава Цзысюаня, но тут же отдернула пальцы, словно обжегшись. - Цин Су просит прощения...

+2

18

Это было… странно. Даже дева Цзян, которая не могла похвастаться высоким уровнем самосовершенствования и ярким золотым ядром, знала заклинательские техники и была умелой целительницей. Заявление девы Цин сбило Цзысюаня с толку. Девушка из клана заклинателей была обычным человеком?
Он нахмурил брови, не зная, как спросить и уточнить так, чтобы не обидеть красавицу неудобными вопросами. Цин Су трогательно закусила пухлую губу, в голосе зазвенела мольба, и ему даже показалось, что он увидел в глазах девушки подозрительный блеск. Больше чем женских слез в этой жизни Цзысюань боялся лишь слез мужских, поэтому поспешил сказать хоть что-то, чтобы не пришлось разбираться с возможными рыданиями.

-Лук вам не понадобится, дева Цин! Я же обещал, что вы будете в безопасности. Поверьте, я сделаю все, чтобы вас защитить, если будет нужно, а вам самой не придется стрелять. Но верхом мы не поедем. Это долго, а в нашей… ммм… авантюре важна скорость.

Цзысюань еще хорошо помнил свое последнее приключение верхом с девицей в одном на двоих седле, и повторять подобное не желал. Только по воздуху! Только на мече!
Да и если они отправятся верхом, то тогда это все точно не удастся скрыть от матушки… А так у них был хотя бы крошечный шанс улизнуть незаметно и так же незаметно вернуться.

-Надеюсь, вы не боитесь высоты, дева Цин? Согласитесь ли вы полететь со мной?
С этими словами он достал Суйхуа из ножен и аккуратно положил меч на воздух. Тот приглашающе завис в нескольких чжанах над землей перед ножками Цин Су..
Цзысюань протянул девушке раскрытую ладонь.

-Обратный спуск с горы может быть утомительным, молодая госпожа. Давайте вернемся по воздуху. И виды сверху на горы открываются просто поразительные.

+2

19

Цин Су, конечно, не владела заклинательскими техниками, зато умела в считанные секунды менять настроение, чутко отзываясь на происходящее вокруг - в чем-то это напоминало стремительную смену погоды, когда ветер разгоняет облака и вместо дождя, который, казалось бы, должен вот-вот начать, на небо выходит солнце. Девушка восторженно и немного смущенно улыбнулась, аккуратно убрала веер за пояс, видимо, полагая, что лишний предмет в руках будет ей мешать, нерешительно тронула носком расшитой шелком туфельки висящий в воздухе меч. Меч продемонстрировал надежность и устойчивость, недоверие к этому парящему предмету полностью не исчезло из глаз девы Цин, но она все же зажмурилась и, опершись на руку Цзинь Цзысюаня, решительно шагнула вверх и сдавленно пискнула. Брат катал ее на мече, когда ей было очень мало лет, а сам он только-только освоил эту технику. Было это один раз, после чего матушка запретила подобные развлечения строго-настрого. В памяти осталось щемящее ощущение бесконечности неба и свободы. Внезапный без слов обещанный полет на мече сейчас был нежданным подарком, и предвкушение его как будто говорило Цин Су, что все наладится. Разве можно тревожиться, грустить и бояться, когда происходит что-то настолько хорошее?

- Боюсь, но совсем немножко, - ответила на вопрос молодого господина Цзинь девушка, уже стоя на мече, и хитро улыбнулась, - только чтобы соблюсти приличия и не разочаровать матушку.

+2

20

-Вы отважная молодая госпожа и при этом послушная дочь, дева Цин, - Цзысюань улыбнулся в ответ на хитрую улыбку, до краев переполненную кокетством, радуясь, что девушка не испугалась. Тихий вскрик был слишком нарочитым, чтобы расценить его как настоящий страх перед полетом.
Убедившись, что у девы все в порядке с чувством равновесия, он отпустил ее руку и встал на меч позади Цин Су.

-Я не буду подниматься слишком высоко или разгоняться, так что вы сможете насладиться пейзажами, - Суйхуа поднимался в воздух медленно и плавно, по спирали неторопливо набирая высоту. Цзысюань крепко держал девушку за локоть, чтобы было за что ловить, если она вдруг надумает свалиться вниз.
Обнимать ее за талию было бы куда сподручнее и надежнее, но слишком неприлично для первой беседы и знакомства, поэтому он старался минимизировать прикосновения, чтобы не смущать юную подопечную матушки. Хотя, признаться, очень хотелось обхватить тонкий девичий стан ладонями, чтобы проверить, смогут ли сомкнуться его пальцы в кольцо на талии Цин Су.
Чем выше они взлетали, тем сильнее становились порывы ветра, трепавшие рукава одежд и волосы. К непослушному локону Цин Су добавилась добрая половина ее прически, розовый цветок улетел в небеса, а Цзысюаню пришлось отклониться в сторону, чтобы раздуваемые потоками волосы девушки не лезли ему в лицо, закрывая обзор.
Они поднялись над макушками сосен, и отсюда стало хорошо видно здания на территории Облачных Глубин, стену послушания, от которой они начали свою прогулку, и городок Гусу, на улицах которого можно было разглядеть маленьких человечков, спешащих по своим делам.

-Все в порядке, молодая госпожа? Не страшно? – Цзысюань склонился к ушку Цин Су, чтобы задать свой вопрос.

+1


Вы здесь » Проклятие Всех Путей » Облачные Глубины » С красавицей в горах


Создать форум © iboard.ws Видеочат