Проклятие Всех Путей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятие Всех Путей » Безночный Город » Тень Глицинии


Тень Глицинии

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Краткое описание: соловьиные трели в цветочной тени
Место: почти столица почти империи
Время: начало лета 20 года
Участники: Мэн Яо и Цзинь Гуаншань
Доступ: это приватная беседа, но мы всегда рады непрошеным гостям.

Отредактировано Мэн Яо (2020-06-15 23:18:52)

0

2

Короткую записку, что отправил ему отец Мэн Яо немедленно сжёг, он был далёк от того, чтобы испытывать ностальгию к чужим письмам.
Встречу конечно же пропускать было нельзя, не каждый день человек который один раз спустил тебя с лестницы приглашает на рандеву. Увы, время было выбрано крайне неудачное. Второй господин Вень с неожиданной прытью претендовал на весь не слишком большой досуг Яо и совершенно не хотелось объяснять своё отсутствие ему, слугам и теням Вень Жоханя.
Поэтому Яо условился, что в жаркий летний день они с Чуньхуа пойдут инспектировать местные рынки, чтобы выбрать самые прекрасные фрукты к столу великих заклинателей.
Базары были безусловной стихией Мэн Яо, в этом крикливом великолепии он чувствовал себя как рыба в воде, вдоволь наругавшись с торговцами он и  его спутница решили выпить не много вина и отметить удачную сделку.
- Ты уверен, что все это заклинательство для тебя? У тебя талант к тому, чтобы быть хорошим управляющим. Ты наглый, въедливый и вредный. Клянусь, если бы ты так не кичился своим происхождением я бы тебя усыновила. - с ехидной усмешкой сказала служанка Чуньхуа смачно откусив кусочек персика, чтобы не захмелеть.
- Кошечка моя, это лишь вершина айсберга моих талантов, ты не первая кто хочет построить свою зажиточную жизнь на моих костях, но не за тем я столько лет гну спину, чтобы только слуги мне кланялись.
- Ох, Яо! Клянусь твоя гордыня тебя погубит! Помянешь ещё мои слова.
Так переругиваясь и подшучивая друг над другом парочка осушила пару кувшинчиков вина и направилась в сторону дворца, в тот момент когда они проходили богатейший чайный дом, Яо остановил спутницу и неожиданно повернул её к себе.
- Скажи, Чуньхуа, достаточно ли я богато одет?
- Нуууу, Чжао приодел тебя почти так же богато как свою женушку, если бы она от него не сбежала.
- Отлично, коли так схожу и выпью чаю как богатый господин.
- Ты больной, тебя выгонят оттуда!
- Спорим?
Яо усмехнутся, вульгарно щелкнул подаренным Чжао веером и уверенно поднялся по красивым ступенькам на верх, помахал спутнице рукой и исчез за роскошными дверьми.
Чуньхуа пожала плечами и убедившись, что её сумасшедшего друга не выпроводили в зашей пошла возвращаться в свои кухонные владения.

Отредактировано Мэн Яо (2020-06-15 23:20:22)

+2

3

Безночный город, казалось, был создан искусным резчиком, воссоздавшим в черном камне и затвердевшей лаве дома, улицы, декоративные мостики, изгороди и все прочее, нужное людям для жизни. Но земля эта была мертвой и на ней ничего не росло - чтобы развести здесь сад требовалось невероятное количество денег и усилий, жили такие сады не дольше пары лет. Глициния, оплетающая своими изящными ветвями галерею в чайном доме, выбранном Гуаншанем для встречи со своим бастардом, была прекрасна, но вместо древесины было серебро, а нежные трепещущие лепестки на проверку оказывались тончайшими лоскутками шелка. Лиловые цветы были вечными - и неживыми. Стоило ли развивать мысль?.. Таким станет все под властью Солнца?.. Совершенство достижимо лишь в смерти?..

Комната, в которой расположился глава Цзинь, была скрыта резными панелями, а для надежности - еще и магическим барьером, не выпускавшим из "чайной шкатулки" ни единого звука. "Я ожидаю юношу с золотыми глазами. Принесите чай и не беспокойте меня до его появления. Ми Лан Сянь Дан Цун, выросшая и воспетая в Гуандуне Медовая орхидея, приторно сладкая, пахнущая цветущим лугом - все что угодно, лишь бы перебить въевшийся в одежду и волосы аромат жасмина.

- Прошу сюда, молодой господин! - служанка в нежно-сиреневом ханьфу с зелеными лентами, похожем на ту самую глицинию цветом и силуэтом, впустила в комнату Мэн Яо. Гуаншань бросил на него короткий взгляд, рука завершила вслепую круг, описываемый гайванью над пиалой, чтобы налитый чайный настой был насыщенным и крепким.

- Здравствуй, Мэн Яо. Присаживайся.

+3

4

В тот момент, когда Яо отвернулся от Чуньхуа, его лицо изменилось. Чем ближе было прикосновение к резной красоте дверей, тем страшнее становилось маленькому мальчику, выросшему в провинции.
А может подруга-служанка права и сейчас самое время спрыгнуть со спины тигра, завести свою прибыльную лавку и раствориться в толпе?
Подул летний ветер и вместе с собой он принес аромат недолговечных цветов Безночного города и воспоминания о том, как мама шептала своему сыну вечерами: "Ты мой драгоценный нефрит, вот увидишь слава о тебе будет греметь по всей Поднебесной".
Мэн Яо шагнул за порог и на секунду затаил дыхание от изящной роскоши, что ожидала его за порогом. Темное дерево и серебро, рукотворные цветы и листья. Запретив себе кланяться со служанкой в один уровень с полом Яо пошел к снятой Цзинь Гуаньшанем комнате.
Отец был на столько изысканно изящен, что Мэн Яо в очередной раз ощутил, как у него перехватило горло от желания приобщиться к этому золотому ореолу.
Между мной и тобой пропасть упущенных мной уроков, но, позволь, если бы ты растил меня, если бы не оставил мать, то я был бы лучшим из сыновей для тебя.
- Приветствую, достопочтенного главу орден Цзинь - заклинатель изящно поклонился в пол и занял место на против Цзинь Гуаншаня. Взор золотых глаз был полон почтения и исполнен покоя, устремлен в низ, внимательный взгляд заметил бы на пальце Мэн Яо кольцо, что он получил в подарок в Ланлине.

+3

5

Главное, что интересовало Гуаншаня в этой встрече наедине - что же он говорил своему бастарду при предыдущей? Ошибки юности умеют принимать самый разный облик, а тут аж целых две столкнулись в одном месте. Чайные пиалы украшал изящный рисунок, бледные, лишь намеком штрихов выписанные на фарфоре лотосы - хоть где-то еще они остались! Коснулось ли пламя солнечного ордена цветов на поверхности прудов Юнмэна? Мэн Яо украшало дорогое бело-красное ханьфу, кажется, не то, в котором он являлся в подземелья по приказу Вэнь Жоханя, да и заколка тоже была другой. С каждым разом дороже и больше? Так бывает нередко. Ступень за ступенью вверх, пока чья-та прихотливая влюбленность не обращается скукой. Что ж, падения этому мальчику уже знакомы. Второй раз не так страшно. Ревность нашептывает свое: и что если вся эта роскошь - знаки благосклонности Верховного заклинателя? Мы похожи, это достаточный повод? Разве можно нас сравнить?..

Чайных пиал на доске две, глава Цзинь наполняет для Мэн Яо и вторую тоже, передает прямо в руки - это привычки, въевшиеся в тебя с юности, а сейчас не время бросаться скрытыми оскорблениями.

- Кажется, прошлая наша беседа в Ланьлине оставила после себя тяжелый осадок. Говорят, чайный настой целителен и обладает волшебными свойствами, сравнимыми разве что с добродетелями Будды. Надеюсь, ему удастся этот осадок растворить.

+2

6

Пальцы сына еле заметно дрожали, когда он принимал пиалу из рук отца. Густой медово-орхидеевый запах переносил небольшую, полную прохлады комнату на вершину горы Феникса. Небожитель сидящий на против своим присутствием словно подчеркивал прелесть сказочной нереальности происходящих событий. Жарящее солнце отступило не в силах преодолеть изящество резных ставень и оставило от себя лишь ажурные узоры на полу и стенах.
- Многие монастыри отдавали послушникам чай, как благословение Будды, так и я принимаю из ваших рук пиалу словно благословение небожителя.
Внимательный взор Цзинь Гуаньшаня скользит по золоту, спрятанному в волосах и белоснежному шелку одежд. Что он в них находит? Как оценивает? Сочетается ли ваше кольцо с моим одеянием сегодня? Занимательно, что и то и другое лишь след сомнительной ночной симпатии.
- Медовая орхидея в своих лепестках может растворить любую горечь. С вашего позволения я буду наслаждаться её прекрасным вкусом без горечи, поскольку наша прошлая встреча оставила мне лишь надежду и ничего больше.
Мэн Яо изящно подносит пиалу к губам и делает не большой глоток. Его жест сворован, но не лжив в безусловном желании быть лучше.
Что случилось? Вы берете свои слова назад потому что я неожиданно оказался полезен? Зацепила встреча у Вень Жоханя? Что за вспышка симпатии от отца к ублюдку? Подождем, сейчас я не понимаю, о чем эта игра. Что же до желания мчаться на встречу любому касанию, так я его вытравил из себя после первых двух лестничных пролетов.

+2

7

Изощренные формулировки нужны, чтобы сказать как можно больше тому, кто заинтересован в том, чтобы внимательно слушать. Льстивое подражание напоминает что-то инстинктивное, животное: если вести себя похоже, вызовешь симпатию, а не агрессию. Если вести себя похоже, но ставить ниже - заставишь себя опекать и защищать. Но можно ли защитить кого-то, на ком оставил свою метку Огненный дворец? Там, где в глубине золотых глаз самого Гуаншаня можно было увидеть мягкий свет, греющий тех немногих, к кому он относился с теплом и любовью, в глазах Мэн Яо были лишь бесконечные отражения и холод металла. Ему должно быть хорошо в ордене Вэнь, там приживаются те, кто не знает границ жестокости и не боится окунать рукава в кровь.

- Вижу, тебе удалось добиться немалых успехов в Безночном городе. Я, признаться, не ожидал увидеть тебя так близко к трону Верховного заклинателя. Чем ты занимаешься во дворце, Мэн Яо? - на пальце блестит кольцо из полосчатой яшмы. Передаренный подарок. В каком же надо было быть состоянии, чтобы отдать мальчишки кольцо, полученное раньше от старого друга и наставника? Впрочем, в том же, в котором можно было думать, что сырой порох легко не заметить.

+2

8

Любовь умеет говорить на огромном количестве языков, не меньшее количество языков нужно выучить для того, чтобы вызывать необходимые эмоции, чтобы управлять и добиваться своего. Яо аккуратно ставит на стол изящную пиалу, вспоминая глубину озер родного края и запрещая себе вертеть в руках веер как заведомый проигрыш.
Ну, а где вы рассчитывали меня найти? Дворником? Пленником? Мелким секретарем, помощником мелкого секретаря? Я в 16 лет уже ходил за всем орденом Не.
- Нижайше благодарю вас за похвалу - в золотых глазах нет и намека на издевку или торжество, только безбрежный покой и вязкое тепло янтаря.
- Мне повезло временно принять на себя часть обязанностей Вень Чжулю, в них входит все то, на что так редко хочется обращать внимание главам орденов: заботы кухни, движение слуг по кровотоку дворца и города, подсчеты трат, распределение пленников, ну и прочие не интересные обязанности. Правда, чем больше чаш с рисом проходит перед взором одного слуги, тем более высокопоставленным лицам он подает чай. Мне казалось, что лучшее в соловьиных трелях - это их не громкое разнообразие и я был в поиске сюжетов для этих мелодий.

+2

9

Гуаншань тихо рассмеялся. Так или иначе любое лицемерие происходит из стремления к безопасности. Когда твой статус низок, ты улыбаешься и кланяешься, чтобы избежать побоев или чего похуже, когда высок - чтобы сохранить свои тайны и мысли. Смех, выверенный и точный, не хуже строя циня второго нефрита ордена Лань, рассыпается мелким серебром - эти неяркие блестки заставляют всматриваться в себя и делают помыслы всех участников беседы легче и светлей. Впрочем, едва ли это сработает с Мэн Яо. Но не отвечать на его демонстрацию безупречности если не манер, то эмоций и самоконтроля, почти невозможно, да и к чему себе отказывать?

- Когда собеседник слишком умен, и ложь, и правда в разговоре с ним становятся одинаково опасны, - Гуаншань говорит, конечно, об их беседе здесь и сейчас, но следующая улыбка предлагает иное объяснения. - Беседы с Верховным заклинателем утомительны во многих смыслах. Особенно в последнее время. Как прошла ваша тренировка? Что он поручил тебе?

+1

10

Яо внимательно слушает отцовский смех разбирая его на части, ища в нем отголосок искренней радости или гордости, но находит лишь ещё одно красивое движение, продиктованное социальной игрой, в которую они с такой легкостью вступают.
Конечно, хотелось бы как-то не так, но....
- Беседа с Верховным Заклинателем была вдохновляющей - Мэн Яо склонил голову подбирая слова и раздумывая, рассказать ли Цзинь Гуаншаню о том, что ему предложили не плохую цену за верность или, не стоит?
- Увы, мне не с чем сравнивать, Верховный Заклинатель вызывает меня не так часто – мягко улыбнулся отцу Мэн Яо опасаясь, что тот оценит ближе чем оно есть на самом деле. – На тренировке Вень Жохань оценил тот факт, что у меня есть золотое ядро и мне известно несколько заклинательских техник. Справедливо отметил, что хорошо сражаться я не смогу. Мы обсудили основы мироздания и природу власти и Подобный Солнцу предложил мне при удачном исходе войны взять в управление Цинхе Не. Это предложение было комплиментом для меня, ведь сложно представить более бунтарскую провинцию как в перспективе, так и сейчас. Думаю, что моим следующим поручением будет присоединиться к армии Вень Сюя и помочь в сражении с Не Минцзуе. Очевидно, что военные действия начнутся в скором времени.

+2

11

- Очевидно. Конечно же, - согласно кивнул Гуаншань и прикусил губу, размышляя, что должно случиться дальше - здесь и сейчас за чаем и в Поднебесной, когда станет не до чая. Похоже, встреча с Вэнь Жоханем не лучшим образом повлияла на его мыслительные способности. Сознание металось между невозможностью играть с фишками, спрятанными от партнера по игре настолько, что ты даже не можешь понять, в какую игру играют, и параноидальным недоверием. "Но если он не рассказал о предыдущем разговоре... Как же утомительно! И все еще пахнет жасмином..."

- Что ты думаешь о Верховном заклинателе, Мэн Яо? Ты говоришь, что редко видишь его, но едва ли стены Огненного дворца молчаливы, а ты, я вижу, умеешь и видеть, и слышать даже то, что не предназначено для твоих глаз и ушей. Последнее время я переживаю за его здоровье.

+2

12

Как нас небрежно меняют привязанности думает Яо слушая вопрос отца. Вспоминая как его непозволительная привязанность к Не Минцзуе переворачивает внутренности и дробит кости.
Я додумываю или это можно назвать точкой слабости?
- Стены Огненного Дворца молчали бы о болезни Верховного Заклинателя, если бы таковая имелась, ведь его божественный статус не рушим. Увы, я не врач, но, если вас это беспокоит я найду друзей среди врачей. Есть ощущение, что Солнцеликий пребывает в зените своей силы и с большой долей вероятности здоровее многих. При этом его часто мучают головные боли и не ошибусь если скажу о том, что движение ци нарушено.
Заклинатель пожал плечами выражая сожаление о своей неосведомленности, провел кончиком пальца по красивой столешнице и аккуратно продолжил.
- Слышал, что в Цинхе пожгли поля. Судя по тем отметкам, что я видел на карте потери, вызывают опасения. Не Минцзуе хороший воин, но совершенно не разбирается в том как доставать провиант из воздуха. Это вам наверняка известно - заклинатель поджал губы и замолчал. О, я надеюсь Минцзуе вспоминает обо мне каждый день. - Мне не хочется отправляться в увлекательную поездку с Вень Сюем, но мое птичье сердце подсказывает, что под светлые очи моего нынешнего господина он может и не вернуться. Какой исход был бы любезнее вам?

Отредактировано Мэн Яо (2020-06-26 19:18:04)

+1

13

- Движение ци нарушено? - Гуаншань будто бы встрепенулся, взгляд стал цепким и внимательным. Так смотрит рептилия на свою жертву, и если верховный заклинатель мог напомнить древнего дракона, одним вздохом способного спалить пол-Поднебесной, то глава Цзинь напоминал пустынную змею, блестящую яркой чешуей, гибкую и очень-очень ядовитую. - Расскажи мне об этом подробнее, а-Яо. Быть может, в библиотеке ордена Ланьлин Цзинь найдется что-то о подобных заболеваниях. Как ты и сказал, божественный статус нерушим, и едва ли ответы на столь тревожащие меня вопросы я бы мог получить у самого главы Вэнь. Прости, что мучаю этими подробностями тебя, - если этот разговор и подслушивали, то все формальности Гуаншань соблюдал как и положено. Всего лишь беспокойство о здоровье возлюбленного друга и наставника.

Он разлил новую порцию чая по пиалам, в один глоток осушил собственную, легко вздохнул.
- Я задумываюсь порой, если Небеса не будет к нам милосердны и не продлят многократно годы Вэнь Жоханя, на что же тогда будет обречена Поднебесная? Кто мог бы занять место Верховного заклинателя и хотя бы в чем-то сравниться с Вэнь Жоханем. Едва ли такие есть среди нас... - колючий взгляд безмолвно говорил иное - "Я хочу, чтобы это место стало моим, если уж головные боли столь часты, чаще, чем допустимо. Нравится ли тебе эта мысль, мой непризнанный сын?"

+1

14

И ещё одна ваша волшебная черта, отец, вы словно раз за разом выливается мне на голову ушат ледяной воды, показываете где мое место, даете осознать - я вам не ровня.
Яо качнул ресницами и улыбнулся в ответ подстраиваясь под новые правила игры, данные ему пару секунд назад.
- Понимаю ваше беспокойство, с радостью узнаю все возможное, чтобы вы могли быть спокойны и в кратчайшие сроки напишу вам письмо.
Посмотрел в глаза отцу, усмехнулся краешком губ и приподнял бровь.  Да, мне нравится ваша идея, хотя прийти к успеху нам будет не просто. Даже сейчас у Минцзуе чуть больше шансов чем у Вас. Пальцы едва слышно побарабанили по поверхности веера, конечно не хорошо, но.... Что вы пообещаете мне в ответ? А то ставки все растут, а размер награды все также не определен.
- Я задумываюсь порой если небеса будут благосклонны к нам и Верховный Заклинатель будет править долгие-долгие годы - клянусь, за месяц убью его, если.... - То смогу ли я занять в мире, что он собирается построить, новое место.... стать чем-то большим чем один из помощников и советников. - юноша блаженно улыбнулся и сосредоточенно посмотрел на дно пиалы.

+1

15

Капля чайного настоя нарушала безупречную белизну фарфорового дна, но разве не напоминала она чем-то для того, чье воображение достаточно живо, ту самую киноварную точку, в этом разговоре составлявшую предел мечтаний одного и предмет торга другого? Гуаншань улыбнулся уголками губ - так прямая черта, выводимая каллиграфом, одним движением запястья становится чем-то с совершенно иным значением.
- У бессмертного владыки Вэнь Жоханя есть сыновья, и, разумеется, какие бы разочарования они ему не приносили, голоса не возвысятся настолько, чтобы шум от семейной ссоры вышел за пределы Огненного дворца. Кровь дорого стоит: тот, кого она роднит с властьимущим, всегда получит больше прочих. А ты в Огненном дворце лишь один из многих талантливых юношей, надеящихся, что взор Владыки остановится на них хотя бы ненадолго.

+1

16

Моя мать так сильно любила тебя отец, что, оставив себе ребенка под сердцем в результате пожертвовала всем. Жаль, что эта жертва вам оказалась совершенно не нужна.
Яо мягко опускает ресницы, мягкая улыбка обозначает нежные ямочки на щеках, неспешно поднимает свой взор на Цинь Гуаньшаня.
- Как я могу забыть о том месте, что занимаю? Все мои великие сокровища – это дар Солнцеликого и я прекрасно об этом помню. Золотой взор остановился на мне на миг и в этом уже огромное счастье для того, кто пришел из неоткуда. Впрочем, тот кто не помнит кем рожден подобен бабочке однодневке, что мечется от одной свечи к другой…
Мне понятны условия этой игры, её исход и её цена. Пусть кажется, что я не смогу её заплатить – думаю, что только мне и по силам.

Отредактировано Мэн Яо (2020-09-15 14:04:34)

+1

17

- Что ж, А-Яо, Небеса всеведущи и нет сомнений, что твоя преданность будет оценена Верховным заклинателем по достоинству, - кто бы ни стал или ни остался Верховным заклинателем, ведь так? Разве я могу лишить тебя права выбора, мой драгоценный пока-еще-не-сын? - Отрадно видеть, что моего друга и наставника окружают те, для кого каждый золотой взор подобен дару Небожителей, - мы оба помним, какого цвета глаза у Вэнь Жоханя, ведь так? - Я оставляю тебя в Безночном городе с легким сердцем. Синеву небес здесь редко можно увидеть - вулканы хоть и дремлют, но не позволяют все же смотреть на иное солнце. Не зря стрелок И оставил лишь одно. Двух быть не может.

+2

18

Ещё в 17 лет Мэн Яо бы не сдержал лицо, дрогнули бы ресницы или же уголок губ. Однако за столько месяцев под палящим солнцем и его золотая маска стала прочней держаться на лице.
О, отец и тебе рассказали эту прекрасную историю, не удивительно, однако.
- Мне с детства так нравилась эта история, помню, как матушка рассказывала её когда мы жили на самом нижнем этаже в нашем Весеннем доме – и снова мягкая улыбка озарила лукавое лицо. – Особенно мне нравилась та часть, где главы орденов разбирают самую последнюю из стрел лучника на части. Слава богине, что части этой истории тщательно спрятаны и благополучию нашего миропорядка ничего не угрожает, не так ли?
Время откланиваться, я думаю… ещё и стрелу отдавать вам не хватает! Очень дорого стоит место второго сына в Ланлине, не находите?

+2

19

- Так ему нужна стрела... - понимание настолько сокрушительно и отчетливо, что Гуаншань не успевает поймать, сорвавшиеся с губ слова. Досадливо клацают планк веера, здесь мало что можно исправить, но сейчас оба они просто сделают вид, что эти четыре слова - устойчивое, стабильное, непоколебимое число смерти - никогда не звучали. - Эту легенду отчего-то любят рассказывать во всех провинциях и деревнях. И каждая готова похвастаться, что именно в ее окрестностях скрыто то древко, то оперение, то наконечник. Если верить сказкам, не составит туда вооружить целую армию, но тогда по чему же придется стрелять? По звездам? - время для еще одной порции чая, фарфор хранит сладкий карамельный запах, но вкус почти сошел на нет, превращая изысканный напиток в простой травяной отвар. - Какие еще сказки нравились тебе в детстве, А-Яо? - читаю, как наяву, в твоих глазах, так похожих на мои собственные, что самая ядовитая была о том, что когда-нибудь господин в золотом вновь протянет руку прекрасной Мэн Ши.

+1

20

На секунду Яо показалось, что рядом с ним разбили тарелку. Неудачливый шпион, ты почти сгубил всех, кто заинтересован в твоей судьбе.
Однако вывод о том, что стрела необходима Вэнь Жоханю был всем хорош, оставалось лишь надеется, что сам Не Минцзуе все-таки умеет хранить тайны.
- Целься в луну – мечтательно улыбнулся Мэн Яо. – Промахнешься? Хотя бы останешься среди звезд.
Заклинатель налил себе чаю, подробно обдумывая следующий ответ отцу. Конечно, чаще всего матушка рассказывала ему свои фантазии о том, что скоро он станет частью золотого семейства, но не хотелось тешить самолюбие Цзинь Гуаньшаня такой банальностью.
- Вам ли не знать, что Мэн Ши знала очень много историй: про каменщика Гао, про хитрых лисиц, что смущают покой простых смертных, про небожителей и перипетии их судьбы, а ещё о птице Чжаогу и многие другие. Не Хуайсану любо было как я умею на ночь рассказывать старые сказки.

+1

21

- Твое искусство избегать ответов на вопросы все так же совершенно. Жаль лишь, что позволяя собеседнику восхититься им, ты делаешь его заметным, - Гуаншань улыбается своему бастарду с нежностью, за которую, будь та искренней, мальчик пару лет назад продал бы душу. Теперь продаст разве что чужую и разве что за законное место на вершине лестницы. Тем лучше. Мечты заставляют воспарить высоко и делают падение особенно болезненным, а честный - насколько это возможно - торг не оставляет горького послевкусия сгнивших заживо иллюзий. - Выучи сказку о драконе, силящемся поймать жемчужину. Хочу послушать ее при нашей следующей встрече, - Гуаншань переворачивает пиалу дном вверх, обозначая, что беседа окончена.

+2


Вы здесь » Проклятие Всех Путей » Безночный Город » Тень Глицинии


Создать форум © iboard.ws Видеочат